• На главную
  • Общество
  • Принес продукты, изнасиловал, ушел : жертва скопинского маньяка о жизни в плену

Екатерина Мартынова была одной из девушек, которую почти четыре года держал в подземном бункере Виктор Мохов.

Печально известный «скопинский маньяк» — Виктор Мохов — вышел на свободу после 16 лет и 10 месяцев заключения в колонии под Саратовом. Он провел эти годы за решеткой после того, как в 2000 году похитил двух девочек 14 и 17 лет. Он посадил их в подземный бункер, где насиловал, пытал и измывался над ними почти четыре года. Весной 2004 года девушкам удалось передать «наверх» записку с просьбой о помощи, и маньяка схватили.

Одна из его жертв, Екатерина Мартынова, в интервью 78.ru рассказала о том, что ей довелось пережить.

Как все случилось

Екатерина призналась, что в 14 лет была слишком наивной для своего возраста. Родители оберегали дочь, и она не предполагала, что чужие люди могут причинить ей боль. Такой же, по ее словам, была и вторая жертва маньяка — 17-летняя Елена Самохина.

«Я никогда раньше не слышала до 14 лет, что бывают такие плохие люди, могут причинить вред, изнасиловать, убить. Меня родители, наверное, не посвящали, может быть, думали, что рано. Жила в своем мирке и не знала, что бывает опасность», — вспоминает Екатерина.

Этим и воспользовались Мохов с подельницей, когда похитили девушек в 2000 году.

«Мохов был со своим подельником, как оказалось потом, это была женщина, — поделилась Мартынова. — Мы не знали, думали, что это молодой человек, он так приятно общался, предложил подвезти до дома. Потом появилось спиртное, потом вода со снотворным, и вот уже потом мы оказались в бункере силой».

В шести метрах под землей

Почти четыре года Катя и Лена провели в плену. Мохов держал их в бункере, расположенном в шести метрах под землей. Поэтому они не могли сделать подкоп или попытаться сбежать — вместо этого они ждали своего часа.

Попыток, как таковых, у нас не было. Из бункера был только один выход — это люк. Люк всегда был закрыт, и бежать, кричать, стучать по стенам было напрасно. Мы это понимали, — рассказала Екатерина. — И жили мы только надеждой, что мы все-таки выживем и вернемся домой. Я всегда верила в это чудо».

При этом у нее не возникало страха, что Мохов попытается расправиться с ними. Только чувство безысходности: «А вдруг они попали в плен маньяка навсегда?».

«Но чувства, что мы погибнем, что он нас убьет, что что-то с нами случится, у меня лично не было. Я всегда с какой-то надеждой жила, и я очень берегла эту надежду, веру на спасение».

Утешение Екатерина и Елена нашли друг в друге. В тяжелые минуты отчаяния рядом всегда было дружеское плечо.

«Мы очень поддерживали друг друга всегда. Мы стали самыми родными людьми там в бункере», — пояснила Мартынова.

Дети подземелья

Ее подруге по несчастью пришлось пережить еще больше, чем самой Екатерине. В бункере она родила двоих сыновей, которых Виктор Мохов потом отнял у нее. Роды принимала Мартынова. Маньяк же проявил своеобразную «заботу» — вручил им книгу по акушерству, чтобы девушки смогли подготовиться к родам.

«Он понимал, что беременность рано или поздно закончится, и появится ребенок. Я не знаю, была такая „забота“ — принести мне учебник, чтобы я хоть что-то понимала в этом процессе, — рассказала она. — Первый ребенок родился, можно сказать, сам. Я не особо принимала участие. Я просто перерезала пуповину. Это я узнала из учебника».

Отношение Мохова к девушкам после появления на свет первого, а затем и второго ребенка не изменилось, хотя отпрысков у него не было. Он был полностью безразличен к своим наследникам. Но оставлять их в бункере не хотел.

«Лена не хотела отдавать, он просил, сказал: „Я его подкину куда-то, он попадет в детский дом, ему там будет лучше, чем в бункере“. Лена не хотела, она очень привязалась к сыну. И тогда он принес, я так понимаю, воду со снотворным, мы уснули, и ночью он выкрал ребенка», — рассказала Мартынова.

Второго малыша Лена отдала маньяку сама — нельзя было больше держать младенца под землей.

«Она понимала, что ребенок в таких условиях жить не должен. Ему уже было четыре с половиной месяца, и она сама отдала ребенка Мохову».

Позже оказалось, что обоих мальчиков Мохов в итоге подбрасывал к многоквартирным домам. Детей позже усыновили. Лена ждала третьего ребенка, когда они, наконец, выбрались из кошмара. Екатерина считает, что это спасло ее подруге по несчастью жизнь. Беременность протекала тяжело.

«Если бы она рожала там, я думаю, она бы умерла», — призналась Мартынова.

В постели с врагом

Никаких чувств между насильником и его жертвами не возникло, рассказала девушка.

«У нас было очень мало общения, такое бытовое — принес продукты, изнасиловал, ушел, — емко охарактеризовала то страшное время Екатерина. — Никаких разговоров душевных не было, никаких контактов. Я человека вообще не понимала, не знала. Для меня даже возраст его был загадкой».

Постепенно девушки, очевидно, надоели Мохову, он стал присматривать себе новую жертву. Ею стала его юная 17-летняя квартирантка. Чтобы опоить ее и изнасиловать, как было с Екатериной и Леной, он взял их в «сообщницы». Это было в конце апреля 2004 года.

«Прошло уже три с половиной года, и Мохов так, наверное, уверился, что мы сломлены, у нас нет уже воли, — рассказала Мартынова. — Я должна была ему помочь, чтобы ее опоить снотворным. Я очень удивилась, естественно. Девушке было 17 лет, и он захотел тоже ее изнасиловать. И, возможно, тоже ее посадить туда в бункер к нам».

Девушки ухватились за этот шанс на побег.

«Мы пошли вместе, написали записку, я ее оставила у нее в комнате. Она ее потом нашла. Там были имена наши, адреса, написано, где мы находимся. Она ее отнесла в полицию, — пояснила Мартынова. — Он нам доверял. У меня записка была спрятана в волосах, в пучке. Но он, когда мы вышли, даже не посмотрел в карманы пиджака. Я была в пиджаке, в котором попала в бункер. Но он даже не проверил ничего».

И это было действительно чудо — ведь когда-то записки, спрятанные в пеленках, отданных маньяку младенцев, были сразу же найдены Моховым.

Жизнь «после»

Уже после своего освобождения девушки узнали, что у Виктора Мохова была еще одна жертва — в 1999 году. Если бы девушка решилась сообщить обо всем правоохранительным органом, Мохова схватили бы еще за год до их похищения.

«Она тоже была молодая, 15 или 16 лет девочка. Она прожила две недели, он в какой-то момент забыл закрыть засовы на люках. Но она не пошла в полицию, — объяснила Екатерина. — Насколько я поняла, у нее были асоциальные родители, не было близких, было стыдно, не к кому пойти, пожаловаться. Она испугалась».

Жизнь пошла своим чередом. В 2018 году, за три года до своего освобождения, Екатерина получила письмо из колонии, где сидел Мохов.

«Я сначала его не стала читать, но потом пересилила себя, прочла. Он мне начал угрожать, что я рассказываю неправду, что на самом деле мы жили там хорошо в бункере, он нас любил, кормил, — поведала женщина. — В таком ключе, что мы чуть ли не добровольно там оставались. И он сказал, что, когда он выйдет на свободу, он расскажет всю правду».

Как суметь такое пережить?

Екатерине пришлось нелегко, когда они с Леной все же вырвались из подземного плена. И в этой «новой» жизни ее очень поддержала мать.

«Я всегда была с ней рядом. Она меня хотела приободрить, развеселить, мы много разговаривали о хороших, позитивных вещах — мы не обсуждали эту ситуацию. Она мне сказала: „Если ты хочешь, у тебя есть желание со мной поделиться, то давай. Или потом. А если нет, то просто забудем“. Я настолько ей доверилась, настолько она меня вдохновила… большая заслуга ее, что я сейчас такая, как есть».

Мартынова всегда откровенно рассказывала о периоде, когда жила в плену маньяка. Она объяснила, что ей так было проще пережить случившееся.

«А когда я говорю чужим людям, я освобождаюсь и в то же время не испытываю этого стресса, как если бы говорила с мамой. Поэтому я все время не скрывалась и говорила об этом», — рассказала она.

За время, что девушка считалась пропавшей без вести, ее родители развелись. Отец с горя стал злоупотреблять алкоголем, мать не выдержала его обвинений, что не уследила за дочкой. Вскоре после возвращения Екатерины умерла ее бабушка после тяжелой болезни.

«Я ушла из одного мира и семьи, а вернулась в совершенно другую историю».

Важный совет другим жертвам насилия

Екатерина Мартынова считает, что жертвы изнасилования и любого другого насилия не должны молчать о случившемся.

«Нужно рассказывать, чтобы вот те люди, что причинили им боль, вред, чтобы они несли наказание. Ни в коем случае нельзя обвинять себя, что тебя изнасиловали. Жертва никогда не может быть виновата».

Сама она только со временем поняла, что виноват в случившемся с ней был Виктор Мохов, а не она сама. Но первые месяцы в бункере девочку постоянно преследовало чувство вины. Она не собирается скрывать случившееся и от своих детей, но хочет преподнести им историю похищения маньяком в более мягкой форме.

«Хочется, чтобы они не думали, что мама так сильно страдала. Что какое-то было у мамы приключение — в этом плане. Но говорить буду обязательно», — резюмировала она.

Ранее News-week.ru писал, что скопинский маньяк дал первое интервью после освобождения. Он собирается вернуться домой в Рязанскую области, но соседи Виктора Мохова совсем не рады таким новостям.

Оставить комментарий

Все статьи

Новости партнеров