Ключевой свидетель в деле о мошенничестве с наследством народного артиста СССР раскрыл интересные факты.

В деле с наследством народного артиста СССР Алексея Баталова открылись новые факты. Ключевой свидетель — нотариус обвиняемой в мошенничестве Натальи Дрожжиной, наконец, дал показания. Они удивили многих.

Пожизненная рента

Ранее актриса утверждала, что с вдовой Баталова — Гитаной Леонтенко — подписала договор пожизненной ренты. С ее слов, настояла на этом дочь покойного артиста, тяжелобольная Мария. Но поскольку «не могла» самостоятельно присутствовать при сделке, попросила своего представителя — маму.

По договору, который якобы подписали стороны, Дрожжиной перешли двухкомнатная квартира, доля в четырехкомнатной квартире, а также мастерская Алексея Баталова. Наталье также разрешалось беспрепятственно снимать деньги со счетов семьи и распоряжаться ими. Главным условием, при этом, предположительно, было осуществление должного ухода за вдовой и дочерью актера.

Но как выяснилось, утверждения Натальи Дрожжиной были далеки от правды. Раскрыл истину хороший знакомый предполагаемой мошенницы — нотариус Дмитрий Бублий. Именно он, со слов актрисы, регистрировал договор купли-продажи квартиры на Кутузовском проспекте — деньги на нее актриса взяла со счетов Баталова. Этот же мужчина заверял генеральную доверенность, якобы выписанную Леонтенко на «попечительницу».

Снова вранье?

Когда назрел конфликт и Дрожжина поняла, что ей, возможно, грозит тюрьма, она тут же подала иск к семье Баталова. Через суд актриса хотела расторгнуть злополучную ренту, чтобы Мария и Гитана Леонтенко получили недвижимость обратно и жили счастливо, не трогая ее. Оказалось, что по факту расторгать нечего.

«Речь шла о взаимозавещании. Мария и Наталья должны были обменяться документами. Мы задали Бублию вопрос, было ли завещание от имени Марии? Он уклончиво ответил, что такого документа не нашел. <…> Что важно: Бублий наконец-то подтвердил, что Маша не обращалась к нему ни по договору ренты, по которому Дрожжиной ушло ее имущество, ни по договору купли-продажи коммуналки на Кутузовском, который „для нее“ купила Дрожжина», — объяснила официальный представитель семьи Алексея Баталова, юрист Татьяна Киреенко.

И добавила: копии из нотариального реестра также подтвердили, что наследники народного артиста не заключали никаких сделок с Натальей Дрожжиной.

Говоря иначе, долгие месяцы актриса жила за счет тяжелобольной Марии Баталовой и пожилой Гитаны Леонтенко, тратив их средства без всяких на то оснований.

Соцсети

Почему нотариус Дмитрий Бублий выдал мифическую гендоверенность и как уговорила на это давнего друга обвиняемая в мошенничестве Дрожжина — пока остается загадкой, пишет сайт KP.RU.

Ранее News-week.ru раскрыл результаты почерковедческой экспертизы по делу вдовы Баталова.

Оставить комментарий

Все статьи

Новости партнеров